Ни одно желание не дается тебе отдельно от силы, позволяющей его осуществить
Севастополя смерчи беспокоили мореплавателей издавна. Согласно британским источникам, в ноябре 1854 года на город обрушился ураган, причинивший большие неприятности флоту союзников.
Ужасной силы ураган обрушился на побережье Крыма 14 ноября 1854 года. Это бедствие практически не нашло отражения в русской историографии Крымской войны, так как русские корабли, стоявшие в это время в безопасной Севастопольской бухте, остались неповрежденными.
Потери же снаряжения и провизии союзной армии были чудовищными. Тем самым русские (по словам английских историков) имели причину радоваться катастрофе: она принесла прямые и ощутимые результаты и, помимо этого, оставила Британскую армию практически без средств к существованию, проредила ее ряды и вынудила занять осадное положение. Николай I, узнав об этой катастрофе, воскликнул: «Еще одну такую бурю, и союзники убрались бы из Крыма!». Драматические события того дня произвели огромное впечатление на очевидцев. Дата «14 ноября 1854 года» и название «Балаклава» слились воедино в английской истории и восприятии англичан.

Начало ноября 1854 года на Черном море было отмечено небывалым ураганом. Жестокий ураган, какой редко случается в здешних морях, разразился 2 (I4) ноября с ужасной силой на берегах Балаклавы, Качи, Евпатории. Свидетелями этой силы могут служить снесенные крыши домов в совершенно закрытом Балаклавском ущелье и целые ряды опрокинутых тополей; стихии, казалось, забавлялись над самыми прочными произведениями рук человека.
Огромной силы ураган по своим последствиям для союзников был равносилен неудачному сражению.
В ночь с 1 на 2 ноября шел сильный дождь, дул холодный ветер, разбушевалась метель, которая бывала в Крыму только глубокой зимой, с моря налетели смерчи.
К утру небо как будто прояснилось, но ветер усиливался. Его порывы достигли такой силы, что разрушали дома, ломали и вырывали с корнями деревья. Порывами шел то дождь, то снег. Черное море рассвирепело «так, что, казалось, готово поглотить собою целый остров. Рев, стон, визг, свист — все эти звуки в ужасающих размерах слились в один общий вой». Тяжело пришлось защитникам Севастополя, но еще большие беды принесла буря союзникам.
Буря шла толчками, начиная с мелкого дождя, переходящего в град со снегом. Барометр начал опускаться с предыдущего вечера а на рассвете I4 ноября, упал с молниеносной быстротой. Более тридцати судов находилось вне Балаклавской гавани, в то самое время, когда над ними со всей яростью разразилась страшная буря.
Действительно, буря отличалась неимоверной силой. Один британский очевидец событий писал: «Моряки, подвергавшиеся опасностям на всех морях, не помнят, чтобы им приходилось быть свидетелями подобной бури. Представьте себе страшный ветер, угрожающий опрокинуть горы; потоки дождя, наводняющие атмосферу; частый град, с ожесточением ударяющий во все, что встречает на пути, и наконец взволнованное море, валы которого равняются горам, и вы будете иметь еще не полное понятие об ужасном урагане.

На утро шторма на якорях у входа в Балаклавскую бухту находились:
паровые суда: «Retrijution», «Niger», «Vesuviur», «Vulcan»;
паровые транспорты: «Prince», «Avon», «City of London», «Melbourn»;
парусные транспорты: «Mercia», «Resolute», «Lady Valiant», «Caducens», «Pride of the Ocean», «Kenilwoth», «Medora», «Wild Wave», «Pilvan», «Winkle», «Sir Robert Sale»;
грузовые суда (зафрахтованные): «Progress», «Wanderer», «Peltoma» с частным бригом «Maltese», составляли в общем 22 парусника.
В бухте находилось 4 военных парусника , 8 парусных и 7 паровых транспортов, в общем 19 с четырьмя буксирами и несколько частных судов.

С утренней зарей I4 ноября, при чрезвычайно пасмурной погоде, начались сильные порывы юго-западного ветра, через три часа задул совершенный ураган.
Под тяжелыми облаками, покрывавшими утреннее небо, море сперва казалось какой-то мрачной массой, но потом постепенно приобрело белизну кипящей водной пучины. Гребни валов, высоко поднимаемые силой ветра, разливались по обширному пространству и брызгами своими затемняли атмосферу.
«Море побелело сразу во всю ширину. Оно запенилось, закипело, вскинулось огромными столбами крутящихся, несущихся к берегам смерчей и, наконец, всколыхнуло суда так, что много якорей не вынесло этой встряски: лопнули цепи:»
Среди этой ужасной пучины находилось около 30 судов, оставшиеся у входа в Балаклавскую бухту. Разбушевавшаяся стихия понесла их на отвесные скалы перед входом в бухту.
Первым разбился американский транспорт «Прогресс», вторым — английский «Резолют», третьим — американское парусное судно «Вандерер», за ним «Кенильворт».
Тяжелая участь постигла транспорты «Kenilworth», и «Panola» погибшие со своими экипажами.
Пароход «Avon» столкнулся с «Kenilworth», но, миновав скалы, благополучно вошел в гавань. Остальные суда, лишившись всех своих мачт, были поставлены в критическое положение.
«Vesuvius» срубил грот-мачту, но держался на своих якорях. «Niger» действовал своей машиной в помощь якорям. В таком же положении находился и «Vulcan», на котором находились русские пленные.
«Melbourn» стоял без мачт и не мог действовать винтом. «City of London» удалился на значительное расстояние в открытом море.

В числе очевидцев был знаменитый английский художник Вильям Симпсон, создавший литографию «Шторм в Балаклавской бухте». Эта литография была впервые опубликована в 1856 году в Лондоне в первой серии рисунков В. Симпсона «Театр военных действий на Востоке».

Очевидцы стихийного бедствия не могли остаться равнодушными к тому факту, что большинства последствий его можно было избежать. Шторм 14 ноября 1854 года нанес такой непоправимый ущерб союзным войскам, что послужил поводом к созданию Наполеоном III в 1859 году службы метеорологии во Франции, а затем в 1871 году — Международной метеорологической организации.

Итоги бури I4 ноября I854 года в Балаклаве для британского флота были катастрофические:
«Prince» — разбит в щепки, все на корабле погибли, кроме одного младшего офицера и 6 матросов.
«Resolute» — утонул, все на борту погибли, кроме 3-го помощника и 8 моряков.
«Rip Van Winkle» — утонул, все на борту погибли.
«Kenilworth» — разбит в щепки, все на борту погибли, кроме 3 человек.
«Wild Wave» — утонул, все на борту погибли, кроме юнги.
«Progress» - утонул, кроме двух человек, все погибли.
«Peltoma» - утонул, все погибли, кроме капитана.
«Maltese» - утонул, все погибли.
«Wanderer» - утонул, все погибли.

Большинство парусных судов получили сильные повреждения:
«Vesuvius» - мачты уничтожены, много повреждений, корпус почти разрушен.
«Retribution» - потеряны руль, запасы, значительные повреждения и потери экипажа.
«Melbourn» - уничтожены мачты, едва избежал разрушения.
«Mercia» - полностью разрушен.
«Lady Valiant» - полностью разрушен.
«Caduccus» - полностью разрушен.
«Pride of the Ocean» - полностью разрушен.
«Medora» - полностью разрушен.
«Sir Robert Sale» - полностью разрушен.

@темы: 14 ноября 1853, Балаклава, крымская война, ураган